Георгий Колосов о Георгии Сошальском

«В начале 1979 года я заглядывал на Арбат в мастерскую Георгия Николаевича Сошальского еженедельно и всякий раз с новым портретом. Учитель, которому было тогда под 90, ничему не учил, но постоянно указывал на изобразительные ошибки. Несу, помнится, явный шедевр, как мне казалось: лицо молодой женщины с трагическим наполнением, которое ловко подчеркнул экспрессивный свет. «Георгий! Что за флюс у неё на щеке?!» Ничего не могу понять. На карточке «Шекспир»! Какие флюсы?! Издёвка со стороны благородного мастера исключена... Проходит визитов моих месяца два, и я, возвращаясь к «шедевру», примечаю, что скользящий свет на щеке действительно что-то «вздул». Еще два месяца наших встреч с Сошальским и я уже просто не понимаю, как этого можно было не видеть!».

Георгий Николаевич гибко владел всем арсеналом фотографической техники.

Ещё до войны он применял аэрофотопленку, а для прикладной фотографии это примерно то же, что с павильонной камерой «шпионить» на улице. Если попался объект, который никакая другая плёнка «не брала», он тут же вспоминал, как какой-то особо блестящий мех снимал через диффузор с эффектом, близким к «моноклю», и мех на фотографии ожил (хотя детальнейший рисунок объектива «Гелиар» был испорчен)! Георгий Николаевич учил умению видеть и воспроизводить самые разные объекты - а это та золотая копилка, из которой свободный фотограф-художник к любому сюжету подберет точный изобразительный ключ.

Скончался Г.Н. Сошальский 13 января 1993 года, не дожив до 100-летнего юбилея всего два года.

«Что же давало ему силы? Он шутил, что силы давало творчество и общение с нами, более молодыми, влюбленными в фотографию. И ещё - большое количество съеденного сортового винограда во время съёмок для ампелографии. И нам говорил: «Знайте себе цену и не обращайте внимания на непонимание, неприятие ваших взглядов, не вступайте в выяснение отношений».

Со временем мы поняли, как это непросто. Но он вел себя действительно так».

Георгий Колосов