Я.Гик о Галине Санько

“… впервые перед нами появилась Галина Санько. Ей , в ту пору молодой фотолаборантке, во что бы то ни стало захотелось попробовать свои силы в фоторепортаже.

- Так вот, - застенчиво просила она, - не согласилась бы редакция дать задание на съемку?

<…> И не раз в последующие годы заходила она в секретариат редакции и тихим голосом, сминая концы фраз, просилась в командировку на Камчатку, в Заполярье, в отдаленнейшие районы страны, а как только началась война, - на фронт военным корреспондентом. И как ошибся бы тот, кто за покровом этой женственно- мягкой манеры разговаривать не разгадал бы мужества фотожурналистки, готовой в любой момент отправиться на край света хотя бы за одним кадром, если кадр этот нужен журналу, газете.

Начинала она войну санитаркой и шофером.

Будучи военным корреспондентом, ей не раз приходилось, как только это оказывалось нужным, откладывать фотоаппарат и перевязывать раненых. После одного особенно горячего боя она сделала сто перевязок.

Дважды тяжело раненная, Галина Санько вновь и вновь возвращалась в строй.

Хочется предать гласности одну справку, написанную в 1942 году в боевой обстановке и потому, видимо не очень-то складно.Говорится в ней следующее:

”Дана тов. Санько Г.З. в том, что Санько, находясь во вверенном мне батальоне, который вел бой с немецкими оккупантами за высоту 214, 6, где тов. Санько проявляла героизм и отвагу. Тов. Санько, находясь в 50-8- метров от противника, производила фотоснимки, кроме этого, выносила с поля боя раненых и оказывала им помощь. Командир 2-го батальона 248 к.бр. капитан Ульянов”

Санько прошла всю войну, вплоть до Берлина и Японии, сняла свои знаменитые «Возвращение» и «Ушли фашисты»

Одним из самых впечатляющих  символов войны стала фотография Галины Санько «Узники фашизма», на которой дети с недетскими лицами смотрят сквозь колючую проволоку. Снимок был запрещен в 40-е годы к публикации: «Почему у советских детей, освобожденных из концлагеря, нет радости на лицах? Где вера в победу? Где ненависть к оккупантам?» — гневно разносили Галину на редколлегии. Сохранился рассказ самой Галины Захаровны о полете в только что  освобожденный Петрозаводск в 1944г, также описанный Львом  Шерстенниковым.  В самолете «У-2», на котором она вылетела, получив задание, заглох мотор и он упал под Тихвином, она и пилот остались живы:  руки-ноги целы, перекошенная  челюсть и полетевшие зубы  не в счет. В  ближайшей армейской  части  ее пересадили на  другой «У-2» : «… под крыльями черный, разрушенный город. Летчик облюбовал площадку в самом центре Петрозаводска на площади Ленина. Зная, что город освобожден морским десантом, пошла к озеру. По дороге девушки-комсомолки рассказали мне о лагере, в котором были заключены маленькие дети. Я направилась туда и вскоре увидела за колючей проволокой бараки. Испуганные лица. Они с недоверием смотрели на меня недетскими глазами. Я пыталась с ними заговорить, но они упорно не отвечали. Сделав несколько фотографий, я прошла в ворота. И вдруг какая-то девочка сказала мне «тетя!»  Ребята плакали, повторяли сквозь слезы  «мама» Дети были не только из Карелии, но и из Ленинградской области. Сразу отправить их не могли, так как город был освобожден только со стороны озера, а кругом еще были фашисты…».

Снимок пролежал в архиве двадцать лет, пока в 60-х не стал одним из фотосимволов войны и в числе других был представлен на Нюрнбергском процессе, как фотосвидетельство преступлений   фашизма.

А  через  20 лет после окончания  войны  Галина Захаровна Санько  снова была в Петрозаводске и теперь уже для того, чтобы сфотографировать бывшую узницу, ставшую матерью двоих детей и кандидатом биологических наук. На международной выставке «Интерпрессфото-66» фотографии «Узники фашизма» и «Двадцать лет спустя» получили  Золотые медали. В 1968 году на выставке в Париже за серию петрозаводских снимков Санько получила гран-при.