Эмиль Гатауллин. О фотографии

Как фотографа меня в первую очередь интересует жизнь обычных людей, их отношение друг к другу и к месту, в котором они живут. Я не очень люблю снимать в больших городах, меня привлекает провинциальная жизнь — и при любой возможности стараюсь уехать подальше, в какой-нибудь небольшой городок или село. Там и ищу сюжеты для своих фотографий. При этом я не занимаюсь исследованием каких-то явлений, скорее просто наблюдаю за жизнью и фиксирую свои наблюдения. Никогда заранее не планирую то, что буду снимать, тем более если приезжаю куда-то в первый раз.

Съемка для меня — это всегда поиск. Я ищу такие моменты жизни, которые могут проявить ее смысл и красоту. Когда снимаю, я не задумываюсь о том, что заставляет меня поднять камеру и сделать кадр. Просто реагирую на ситуацию, чаще всего интуитивно. А получилось что-то стоящее или нет — будет видно, только когда просмотрю отснятый материал.


В моей подборке для журнала «Фома» есть две фотографии из серии «Грешный человече». Я начал ее снимать в 2006 году, после первой поездки на многодневный крестный ход. С тех пор на протяжении нескольких лет я ездил на крестные ходы в Кировскую, Ярославскую и Вологодскую области. Мне, как фотографу, было важно увидеть верующего человека не только в храме за молитвой, но и в обычных бытовых условиях, во время отдыха или общения. Мне интересны нюансы поведения, эмоции, какие-то характерные детали, необычные ситуации — всё, что может правдиво рассказать о человеке. У кого-то лежит грех на душе, у кого-то проблемы со здоровьем, своим или детей, у кого-то семейные трудности или муж-алкоголик. Но есть и те, кто ничего не просит, а приходит с радостью, как на праздник — чтобы благодарить Бога. Я хотел показать общение человека с Богом без крайностей: с одной стороны, без цинизма, а с другой — без слащавости и елейности.

Меня привлекают такие фотографии, в которых присутствует не только интересный сюжет, но и ясная, выразительная форма, в которых важно не только то, что изображено, но и то, как это изображено. Отсюда идет мое стремление соединить в фотографии два начала: документальное и художественное.