ЧТО И КАК?

Перед вами три работы юных авторов. Как вы думаете, что на них изображено? Иначе, можно ли изложить словами их содержа­ние? Ну, скажем, так: берег реки, на переднем плане велосипед, и два велосипедиста у самой кромки воды. А может быть, так: дороги, одна из которых привела ребят к реке, а другая (река) пока недоступна, но так манит вдаль... Или просто - ветер стран­ствий, такой свежий, влажный... Кленовые листья на размытом фоне... Или - мерцающий свет осени, прозрачность осеннего леса.

Мальчики на террасе деревен­ского дома... Или - неожиданный световой рисунок: солнце, как талантливый художник, скупыми штрихами-бликами обозначило фигурки ребят, создав прелест­ный в своей таинственности об­раз ...

Согласитесь, ни один из предло­женных вариантов не дает пол­ного представления о снимках. В каждом из них есть нечто та­кое, что вызывает в нас опреде­ленное настроение. Попытка же передать его в словах оказывает­ся безрезультатной. Здесь мы видим подтверждение известной истины: в искусстве важно не столько то, что изобра­жено, сколько - как изобра­жено.

И это «как» достигается при по­мощи изобразительных средств. Ощущение движения, прерван­ного, но стремящегося к продол­жению, свежий влажный ветер, мерцающий свет, таинствен­ность - чем это достигнуто? Основной изобразительный прием, которым просто обязан владеть каждый, занимающийся творче­ской фотографией, - это компо­зиция, построение кадра.

Все предметы находятся в простран­стве, обладают тремя измерения­ми и в зависимости от направле­ния взгляда (точки съемки) — множеством очертаний. Если же предметов (элементов снимка) несколько, то меняются не только их очертания, но и расположение относительно друг друга. А это значит, что любой сюжет пред­полагает возможность бесчислен­ного количества композиций. За­дача автора — выбрать ту един­ственную, которая позволит наи­более выразительно раскрыть его замысел.

Чем достигается ощущение дви­жения в первом снимке? (фото 2). В пер­вую очередь взгляд притягивает велосипед в нижнем углу, дан­ный наиболее крупно, а затем он движется по направлению к ребя­там. Здесь на некоторое время за­держивается, движение прерыва­ется. Мы рассматриваем героев снимка, и затем берег реки уво­дит наш взгляд дальше. Создает­ся ощущение, что это и есть стремление самих ребят — не мешает даже то, что один из них смотрит совсем в другую сторону. Любая другая точка съемки (а вы, конечно, можете их представить) изменила бы композицию, а зна­чит, и характер сюжета. Кстати, диагональное построение — вооб­ще один из лучших способов передать движение, потому что взгляд при рассматривании про­ходит наибольший путь. Дальний берег реки выглядит светлым, размытым — так бывает, если воз­дух насыщен водяными парами, и эта влажность, свежесть здесь очень ощутимы. А теперь посмотрите на «Осен­ний этюд» (фото 1). Как спокойно выглядит этот снимок, как располагает к созерцательности! Тут применена центральная, уравновешенная композиция, которая и отвечает смыслу работы: неторопливое любование природой. В еще большей степени этот за­мысел раскрывается при помощи тональности — светлой, как осен­ний лес. Тональность не возникла сама собой, приглядитесь: замер экспозиции производился по те­невой плоскости листьев, ярко ос­вещенный фон ушел в область передержек, а лучи солнца, пробивающиеся сквозь отверстие ли­ста, создали ореолы. На том же приеме выбора экспо­зиции основан «Световой рису­нок» (фото 3)., только наоборот: здесь за­мер по светам, и все, кроме сол­нечных бликов, оказалось недоэкспонированным, что и позволи­ло создать этот необычный эф­фект.

Именно поэтому фотохудожники очень прохладно относятся к фотоаппаратам с автоматической установкой экспозиции. Очень прост на первый взгляд «Осенний этюд» (фото 1)., но на его пpимере мы можем наблюдать еще один прием - использование не­резкости в качестве изобразитель­ного средства. Представьте себе тот же сюжет, снятый с малым отверстием диафрагмы, — да эти листья потерялись бы на фоне резко изображенных деревьев! В арсенале фотохудожника нема­ло изобразительных средств — мы коснулись здесь лишь некото­рых. На эту тему написано мно­жество книг, толстых и тонких, здесь же мне хотелось бы убе­дить вас вот в чем. Замысел и воплощение — это вовсе не две части творческого процесса, а единое целое. Осмысление своего сюжета (что именно я хочу ска­зать в своем снимке) неотделимо от того, как это будет сделано. И это «как» надо осмыслить так же, как и «что».

Галина Лукьянова