ПЕЙЗАЖ – ПОИСКИ И НАХОДКИ

Сегодня я хочу поговорить о пейзаже. Казалось бы, чего проще – вот они, готовые картины, природа обо всем позаботилась, только снимай… Но, думаю, не найдется ни одного фотолюбителя, не испытавшего разочарования на этом пути. Как было все красиво – земля, вода, горы, лес, как все дышало и светилось! И как все теперь скучно, серо, плоско выглядит на фотографии… И вот, одни вообще отказываются от этого жанра, а другие пытаются разобраться в чем же дело?

В свое время мне также пришлось испытать много неудач на этом пути, и я подумала: «А может, именно о том, как я сама начинала, о своих поисках и находках и стоит рассказать? Когда-то (довольно давно) мне захотелось украсить свою комнату пейзажем, но таким, чтоб никогда не надоедал, будил во мне разные мысли и чувства, приподнимая над обыденностью… Картинки на стене менялись, но быстро надоедали, пока меня не осенила огнепальная мысль: «Что же я мучаюсь? Ведь я умею фотографировать – пойду-ка и сниму на свой вкус»


…Лес в тот день был волшебным: выпал первый снег. Каждый сделанный мной кадр укреплял меня в уверенности, что именно он-то и будет тем, ради чего я и пришла сюда. И вот фотографии на стене, однако, очень скоро я стала замечать, что восторг, испытанный мною в лесу, куда-то уходит. Все то, что этот восторг вызвало,- на фотографии было: заснеженный лес, солнечные блики. Но вдруг навязчиво стало бить в глаза белое небо (хотя я точно помнила, что самым ослепительным в тот день был снег), красивый рисунок веток стал казаться мне хаотичным, и эти черные обрубки стволов. Одним словом, фотографию я эту убрала, но меня задело за живое: почему же?

И вот в такой же день я пошла в лес. Теперь я уже не столько восторгалась, сколько старалась понять: что именно у меня этот восторг вызывает? Охнув при виде очередной волшебной картины, я пыталась представить себе: а как это все будет выглядеть на снимке? И выяснилось, например, что рисунок изогнутого дерева, скорее всего, потеряется на фоне других прямых стволов, а красота кадра заключается именно в нем, в этом рисунке. Возникло сомнение: но если сейчас мне фон не мешает, почему, то почему он помешает мне на фотографии. Я делала кадр и убеждалась – да, дерево с фоном слилось. Постепенно я поняла основную трудность в съемке пейзажа: пейзаж – это всегда изображение какого-то пространства, а изображение плоскостно.

Как передать пространство я тогда не знала, и просто-напросто стала избегать вот таких сюжетов. То есть выбирала сюжеты с ровным однотонным фоном, но меня подстерегала новая задача: Графический рисунок, композиция. Даже на ровном фоне снимки все равно получались какими-то невразумительными – здесь сказывалось множество деталей искажающих, а то и полностью уничтожающих мой замысел. И так я пришла к следующему открытию: главное должно быть выделено, все же остальное надо притушить, подчинить главному. «Черное и белое» (фото1) - первый мой снимок, сделанный с учетом этого открытия. Я снимала этот сюжет несколько раз с разных точек, но получалось все что-то не то… Пока, наконец, я не поняла, что привлекает меня в этом сюжете башня, похожая на ракету и две сосны, как бы указывающие ей путь. А, значит, все остальное - деревья, веточки на переднем плане - уже второстепенное. Но весь рисунок был одинаково черным, тогда я стала ждать снегопада или инея. Когда же долгожданная погода наступила, я пришла на это место и увидела - да, теперь все соответствует моему замыслу - чистый основной рисунок и приглушенные инеем второстепенные детали. История этой съемки научила меня: не всякий пейзаж можно снять сию минуту. Надо знать чего хочешь, и ждать нужного состояния природы. Теперь я старалась видеть и как бы проигрывать в уме возможные варианты увиденного. Это оказалось удивительнейшим занятием: я обнаружила, что одна и та же местность никогда не бывает одинаковой. Скучная в полдень, она может неузнаваемо преобразиться при заходящем солнце. Какое-нибудь корявенькое деревце вдруг делается прекрасным на фоне облачного неба (фото 2). Дождь, снег, ветер, туман, все времена года преподносили мне сюрпризы. И тогда я поняла ещё одну истину, пожалуй, самую главную: пейзаж - это не просто красивый вид, это жизнь природы. И как любая жизнь, она непредсказуема - этим-то и интересна. Теперь просто красивый вид меня не удовлетворял, мне хотелось, чтобы снимок передавал движение времени вот - миг, но перед этим все было по-другому, и потом тоже изменится. Так пригорок, мимо которого я проходила много раз, не считая его заслуживающим внимания, однажды мог оказаться захватывающе прекрасным, а неприглядный овражек, зарастающий летом крапивой и лопухами, весной становится руслом веселого ручья (фото 3).

Солнечный свет, который раньше я воспринимала как знак освещения, теперь сделался для меня поистине золотым ключиком к пейзажу: вспыхивал солнечный луч в просвете облаков – и все оживало, надо было успеть схватить этот момент, потому что через минуту опять набегала тень. Изменение расположения темных и светлых пятен нарушало найденную композицию, и надо было искать другую… Это было ещё одним открытием; композиция зависит не только от расположения предметов, но и от освещения

Но пространство… Как же изобразить пространство?

Как-то я прочитала у одного фотографа-пейзажиста: «Своими успехами я обязан тому, что рано встаю». И вот я вышла на съемку с восходом солнца и … не узнала знакомых мест. Все было окутано нежнейшей утренней дымкой, длинные тени на земле, сверкающая роса (фото 4,5). Тогда впервые в фотографиях у меня появилось пространство, и даже воздух. Название этого эффекта я знала и раньше: осветотональная (или воздушная) перспектива. Воздушная дымка в большей или меньшей степени всегда присутствует в природе. Благодаря ей дальние предмету кажутся более светлыми, размытыми, что создает ощущение глубины пространства. Теперь я уже не боялась включать в свои кадры фон – лишь бы там на было слишком темных пятен и даже научилась создавать искусственную воздушную перспективу в процессе печати – просветлять дальние планы, если это возможно. Более того, оказалось, что этот эффект действует и там, где больших пространств нет. Темные предметы, изображенные на фоне более светлых, как бы выдвигаются вперед, создавая тем самым иллюзию объемности. Со временем я обнаружила и другие способы решения этой задачи: линейную перспективу (сходящиеся вдали линии дороги, берегов реки), Масштабные сокращения равноудаленных предметов, тени, направленные вглубь кадра…

Очень долго я не могла «справиться с небом». Уж слишком часто оно получалось каким-то белесым, и это белое пятно оказывалось настолько активным, что полностью отвлекало внимание от какого-нибудь солнечного блика, ради которого, случалось, и делала кадр. Я знала о применении светофильтров – желтых, оранжевых, позволяющих притемнить небо, но ведь они уничтожали воздушную дымку, в которую я теперь была влюблена и, кроме того, делали снимок излишне контрастным. Все оказалось очень просто. Как и большинство фотолюбителей, я снимала на тех пленках, что были под рукой 65 так 65, 130 так 130. Но фотопленки различаются не только светочувствительностью, но и воспроизведением тонов, не говоря уже о резкостности. Короче говоря, я убедилась, что лучшие результаты появлялись у меня «Фото-32» и особенно, если они слегка переэкспонированы и недопроявлены. Тогда и без светофильтров получается в кадре и небо, и нормальный контраст и почти невидимое зерно. Так я осознала правило: в фотопейзаже важны не только видение, но и техника съемки. Когда же я, наконец, решилась брать на съемку штатив (очень долго меня пугала его тяжесть!), то была полностью вознаграждена в своих утомительных походах. Тяжело, конечно, но зато – какая свобода! Ведь я уже не зависела от освещенности и могла снимать на любой, даже очень длительной выдержке, не боясь микросдвига.

То, что здесь рассказано – это лишь небольшая часть моего личного опыта. У других фотопейзажистов есть свои открытия, приемы и «секреты», все снимают по-разному. Но больше всего мне не хотелось бы, чтобы эти приемы были восприняты как рецепты изготовления «выставочного снимка». Знание их избавляет от многих ошибок, но все-таки главное – в другом. Главное – в нашем отношении к природе. Все говорят, что любят природу, но одно дело любоваться ей общепризнанными красотами в туристических походах, и совсем другое – найти красоту там, где никому и в голову не приходит её искать. А ведь она есть. Её надо только понять. И уметь снять.

Галина Лукьянова