НЕПРОСТОЙ ЭТЮД

Утверждение, что «фотография-это искусство видеть» стало настолько общим местом, что мы зачастую и не очень-то задумываемся над ним. А задуматься стоит. Иной раз слышишь: «Эх, какой я видел момент! Жалко, не было фотоаппарата»… Дальше следует описание сценки, и правда интересной. Спору нет, мимо интересной сценки не пройдет ни один фотограф, но это ли называется «искусством видеть»? А как вы отнесетесь к такому высказыванию: «Какую я видел картину! Старый фонарь и от него длинная красивая тень»… (фото 1). Как правило, словесное описание любопытной ситуации бывает довольно впечатляющим и зачастую вполне может заменить собой изображение, но вот во втором случае оно явно не убедительно. Более того, интересная сценка привлечет к себе внимание не только фотографа, но и любого человека. А такую обычную вещь, как архитектурная деталь, надо уметь «увидеть». И кроме того, снять так, чтобы и другие увидели, причем именно так, как автор … Согласитесь, что задание здесь потруднее, ведь сюжет-то обыкновенный, мы такое видели не раз и не обращали особого внимания. «Искусство видеть» - это способность видеть то, мимо чего обычно проходят и умение передать увиденное так, чтоб зритель удивился: «Как же я-то этого не замечал!»

Сама собой такая способность не возникает, её надо в себе развивать. Этой цели и служит съемка фотоэтюдов.

Фотоэтюд – слово всем известное, примелькавшееся. Снимет человек простенький кадр, к которому не может подобрать название, и подписывает: «Фотоэтюд». А между тем в музыке, например, этюдом называется небольшое произведение виртуозного характера. В живописи художник не мыслит себя без постоянной работы над этюдами. Есть понятие «шахматный этюд», которое означает «упражнение, решение какой-либо определенной задачи». Вот мы и подходим к объяснению того, что такое этюд в фотографии: упражнение, выполненное виртуозно, ясно и красиво решенная задача – это и есть фотоэтюд.

Какие же задачи может ставить перед собой фотограф? Их бесконечное количество, и самое главное – это уметь видеть то, что обычно ускользает от поверхностного взгляда. Например, часто ли мы обращаем внимание на форму предметов, на их поверхность («фактуру»), на то, как они меняются в зависимости от направления взгляда, освещения? Задумываемся ли мы над тем, как это на плоском изображении вдруг возникает физически ощутимая глубина пространства, объем? Чем обусловлена смена выражений лица человека? Каким образом передать такие, казалось бы, абстрактные понятия как «печаль», «радость», «таинственность» при помощи вещей, которые сами по себе вовсе не печальны, не радостны и не таинственны?

Фотоэтюд – это вовсе не съемка простенького сюжета, это фотография, несущая в себе определенную мысль, наблюдение и решенная наименьшим количеством средств. Хороший этюд немногословен – но все, что в нем заключается,- главный объект, фон, тени, блики и другое, - все это должно работать на замысел автора. И, конечно, чем меньше элементов изображения в кадре, тем увереннее мы можем ими управлять. А что значит «управлять»? Это значит найти каждому элементу точное место в кадре, создать ту композицию, которая, в конечном счете, будет производить впечатление единственно возможной.

Отсюда – основной метод работы над этюдом: определить для себя главное и исключить все ненужное. Это условие относится к фотографии любого жанра, но попробуйте-ка без подготовки выполнить его при съемке многофигурных композиций – вряд ли получится. Вот поэтому и преследуют неудачи тех, кто сразу берется за решение сложных задач, на умея решать простые. Впрочем, простота – понятие относительное. Ведь чем проще сюжет, тем труднее привлечь внимание зрителя, тем совершеннее он должен быть выполнен. И, значит, вот ещё одно условие: фотоэтюд должен быть безукоризненным как в техническом, так и в изобразительном отношении. Разберем один из публикуемых здесь примеров (работы моих студийцев разных лет) – «Сторожевая башня». Все три варианта заключают в себе изображение части крепостной стены. Однако первый (фото 2) из них явно перегружен деталями: здесь и кусок земли с деревьями, и современное здание на заднем плане и пустое небо. Человек увидел, но равнодушным взглядом. Во втором варианте (фото 3) равнодушия уже нет, ясно ощущается личное отношение к сюжету: «Как красиво!». А дальше можно себе представить ход размышлений автора: «Да, красиво, но разве это главное в том, что я вижу? Ведь стена – крепостная! Ведь башня – сторожевая! Значит, помимо красоты надо передать их сущность, то есть мощь, надежность. И вот – третий вариант (фото 4) – нижняя точка съемки позволила убрать ненужный в данном случае фон, башня выглядит в данном случае устойчивой и, одновременно, стремящейся ввысь, а диагональная линия стены создает ощущение движения, внутреннего напряжения. Сравните эти три снимка – как спокойно выглядят первые два, и сколько тревожности и вместе с тем уверенности в третьем. Но ведь это тоже сущность сюжета «Строжевая башня». Как видите, работа над фотоэтюдом заключает в себе много аспектов, и основной из них – это умение мыслить ясно и образно – качество, необходимое каждому фотографу. Попробуйте решить для себя следующие темы: «окно», «Человек и дерево», «Дорога», «Солнечный луч», «Весна», «Движение». Список может быть бесконечным. Смотрите, думайте, снимайте.

Галина Лукьянова